Задать вопрос
“Испания – очень комфортная страна”, – А. Куринский в радио-интервью

Александр Куринский, блогер, эксперт по эмиграции, основатель компании «Открытая Испания», рассказывает в эфире “Громадського радіо” о нюансах иммиграции на личном примере.

Ирина Ромалийская: Расскажите, в связи с войной на Донбассе увеличилось ли число украинских эмигрантов?

Александр Куринский: Статистика — вещь довольно условная. Я попробовал как-то структурировать данные и оказалось, что на самом деле из нескольких источников цифры абсолютно разные. Например, если в целом «Евростат» говорит о том, что за последний год почти 500 тысяч украинцев получило ВНЖ в странах Европы, то, например, по статистике «Укргосстата», за первые 9 месяцев этого года всего лишь 5 100 человек якобы уехали из страны, поэтому на самом деле очень сложно об этом говорить. Но, в принципе, тенденции значительно угрожающие.

Уезжают многие жители Донецкого региона. Мне кажется, основная часть оттуда все-таки уезжает в Россию, а другая часть выбирает страны Европы. Это более вынужденная, чем осознанная иммиграция. Им некуда деваться, поэтому они едут нелегалами, беженцами и просят такой статус.

Ирина Ромалийская: Я так понимаю, точную статистику подсчитать вообще невозможно подсчитать, потому что «Госкомстат», например, ведет только официальную статистику.

Татьяна Курманова: Ведь прописка остается в любом случае, как у вас, например. У вас по-прежнему виза по обучению?

Александр Куринский: Да, у меня студенческий вид на жительство в Испании. Я уже три года там живу.

Все началось с нашего блога, где мы описывали наш опыт переезда. Люди начали писать, спрашивать и консультировать и по итогу это вылилось в то, что у нас уже есть своя компания.

Ирина Ромалийская: То есть вы свою иммиграцию сделали неким бизнесом и помогаете теперь иммигрировать другим?

Александр Куринский: Именно так. Сначала это было основано на личном опыте, потом на опыте других людей, потому что, как показывает практика, на самом деле в этом вопросе очень много подводных камней, и когда ты с этим сталкиваешься напрямую, ты понимаешь, что кроме подводных камней, есть очень много людей, которые недобросовестно себя ведут и пытаются сыграть на твоем незнании и подзаработать.

Татьяна Курманова: Вы уехали в 2014 году. Почему? Что именно вас заставило это сделать?

Александр Куринский: Наверное, вся аргументация, как и у большинства людей, укладывается в слово «достало». В какой-то момент я понял, что не вижу для себя дальнейшего развития в стране и мне захотелось попробовать что-то новое, а если не получится — вернутся.

Я приехал в Испанию, мне понравилось. Это абсолютно комфортная страна, и я понял, что уже не хочу возвращаться.

У нас, конечно, были случаи, когда к нам обращались люди с Донбасса. Для жителей этого региона, конечно, очень сложно куда-то выехать.

Ирина Ромалийская: Но чаще всего они бегут, как я понимаю, от обстрелов, неопределенности, невозможности напрямую развивать свой бизнес. Вам рассказывали подробные истории о том, что, например, невозможно продать имущество, находящееся на тех территориях?  

Александр Куринский: Да, у меня были такие примеры. Проблема людей, которые живут на той территории в том, что для того чтобы уехать хоть как-то, даже нелегально, им нужно получить легальную визу, хотя бы туристическую. А получить ее на неконтролируемой территории просто нереально. Даже тем переселенцам, которые уехали из Донбасса и живут, например, в Киеве, но у которых осталось старая прописка, получить турвизы тяжело.

Ирина Ромалийская: Расскажите о подводных камнях, с которыми люди сталкиваются при переезде в другие страны?

Александр Куринский: Их много. Они могут начаться еще на этапе сбора документов, получения визы и так далее и продолжиться по приезду.

Я вижу, что очень много людей, к сожалению, не подкованы даже на каком-то минимальном уровне. И когда мы читаем какие-то страшные истории о том, что наши украинцы уехали на заработки, например, в Россию или в Польшу, а там их обманули, и они ничего не получают, это во многом зависит от того, что люди не владеют информацией и неосознанно относятся к процессу переезда или работы.

Бывает человек увидел какое-то объявление на заборе, сразу отдал паспорт, одолжил денег, встретился с кем-то на вокзале, чтобы получить документы и нелегалом уехал.

Ирина Ромалийская: Что нужно сделать, чтобы обезопасить себя?

Александр Куринский: Прежде всего, нужно четко понимать, для чего ты едешь. Если ты едешь для работы, ты должен хотя бы базово знать нормы и права, которые тебе дает законодательство той или иной страны.

Во-вторых, лучше всего обратиться к людям, которые это делают профессионально, чтобы у них можно было подписать договор, в котором будет четко прописано, за что ты платишь деньги. И потом уже по приезду в другую страну ты должен четко понимать свои дальнейшие шаги.

Татьяна Курманова: Вы, когда уезжали, знали, чем будете заниматься?

Александр Куринский: Давайте четко разделять два направления иммиграции. Трудовая иммиграция — это одно направление, это та же Польша, Словакия, страны, куда люди едут работать. Я сейчас наблюдаю, что очень увеличился поток осознанной иммиграции. Иммигрируют люди, у которых был свой бизнес, какая-то финансовая подушка, которая им позволяет приехать на место, какое-то время просто пожить, обосноваться и потом решить, что делать дальше.

У меня на момент, когда я решил иммигрировать, было две машины, которые я продал, и какие-то небольшие сбережения. Я для себя посчитал, что если ехать, то сейчас. И я решил пожертвовать своим имуществом, но потом эти деньги я заработал обратно.

Татьяна Курманова: Я, кстати, подсчитывала, мне кажется, переезд требует не меньше 5 тысяч евро, плюс жизнь в Барселоне не самая дешевая, если мы берем Испанию.

Александр Куринский: Если мы говорим о сборе документов, то, в принципе, если вы собираете все сами, если вы знаете, как это все делать, вы можете вложиться в 3-4 тысячи гривен. И на всякие страховки и консульские сборы потратить еще примерно 200 евро.

Но, когда вы будете это делать сами, зачастую, вы наделаете много ошибок, и потом все равно начнете обращаться к специалистам. Все зависит от того, какой тип иммиграции вы выбираете. В ту же Словакию вы можете уехать за 3-4 тысячи евро с регистрацией своего частного предпринимательства.  

Ирина Ромалийская: Непосредственно услуги такой фирмы, как у вас, во сколько обходятся?

Александр Куринский: Все очень индивидуально. Если человек приходит на консультацию и у него уже все есть, мы ему, условно говоря, за 1000 гривен можем что-то сделать.  А полный пакет может стоить, к примеру, и 1000 евро. Все зависит от программы переезда.

Отвечая на ваш конкретный вопрос, для переезда в страну желательно иметь как минимум 15 000 евро на год.

Но я знаю и людей, которые выезжают с 300 евро и зарабатывают деньги уже там.

В той же Испании статус беженца получить достаточно проблематично. При этом, если человек реально доказывает, что у него есть основания на получение этого статуса, документы принимаются на рассмотрения и он, например, полгода получает социальную помощь, живет в квартире, ему платят питание, одежду и так далее, и через полгода он получает право на работу.

Ирина Ромалийская: Какие должны быть основания, для того чтобы получить статус беженца, например, в Испании?

Александр Куринский: На самом деле правила одинаковые для всех стран. Человек должен доказать, что его проживание в конкретной стране несет угрозу для его жизни.

Условно говоря, кто-то может уехать и сказать, что он подвергаются притеснениям как представитель сексуального меньшинства, кто-то может уехать, потому что его притесняют по политическим взглядам.

Как показывает опыт, даже сам факт повестки в армию является сейчас достаточно серьезным фактором, для того чтобы документы приняли к рассмотрению.

Нужно понимать, что Европа очень сильно устала от Украины. Конечно, нас не ждут там с распростертыми объятиями, но, если есть какие-то реальные предпосылки для получения статуса беженца, то человек может его получить. В Испании одно из самых либеральных законодательств в этой сфере в Европе. У них нет депортации. И если человек прожил там три года, он потом может легализоваться и получить право на работу. Но это нужно 3 года пребывать в нелегальном статусе и, если ты едешь с семьей, с детьми, то, например, право на образование реализовать будет немного сложнее, хотя по закону все нелегалы имеют одинаковые права с гражданами страны.

Если у вас есть возможность ехать легально — нужно ехать легально. На самом-то деле подавляющее большинство стран Евросоюза дает возможности для выезда, независимо от вашего финансового статуса. Если у вас есть желание, то это все очень быстро реализуется.

Ирина Ромалийская: А какие специальности востребованы для украинцев на Западе?

Александр Куринский: Для украинцев на Западе востребованы любые специальности, где он сможет проявить себя как профессионал. Лучше всего на период адаптации, если вы умеете что-то делать руками. Например, если вы прекрасный повар, вас возьмут с руками и ногами.

Татьяна Курманова: А как относятся к украинцам за рубежом, в частности в Испании? Вы сталкивались с какими-то предубеждениями?

Александр Куринский: Очень много зависит от страны. В целом, отношение у испанцев ко всем довольно позитивное.

Ирина Ромалийская: Какая часть людей, по вашим личным наблюдениям, возвращается?

Александр Куринский: По моим подсчетам, возвращается примерно 5%. Если человек уже решается на такой шаг, то он понимает, что этот путь нужно дойти до конца.

Например, когда я приезжаю в Киев, прожив почти 3 года в Испании, я понимаю, что контраст уже довольно-таки сильный.

Татьяна Курманова: Вы для себя приняли решения остаться в Испании навсегда?

Александр Куринский: Возвращаются люди, как правило, те, кто изначально сделал необдуманный выбор, либо не сумел приспособиться к новой стране.

Тем более, у каждого иммигранта есть свои определенные стадии депрессии. Они абсолютно стандартные. Первый период — у тебя определенная эйфория, потом идет период устаканивания. Через полгода тебя начинает накрывать первая депрессия, потому что тебе хочется домой, ты привык к определенным вещам, а друзей здесь пока еще нет. Через год — новая волна депрессии. Это стандартно.

 Громадське радіо